Are You New User

"Эхо Планеты" 12.02.2019

США ОСВАИВАЮТСЯ В "БЛИЖНЕМ ЗАРУБЕЖЬЕ" РОССИИ
Андрей ШИТОВ, Вашингтон

Было время, когда объяснения причин крушения СССР в ходу была "теория заговора". Считалось, что "союз нерушимый" распался в результате козней враждебного Запада, прежде всего США. Но уже тогда, наблюдая за действиями Вашингтона с близкого расстояния, можно было заметить, что он не столько управлял событиями, сколько пытался угнаться за ними.

С тех пор прошло более десяти лет, но общее ощущение и теперь остается примерно тем же. Без козней, правда, скорее всего не обошлось - хотя бы в силу существования спецслужб, призванных ими заниматься. И утверждать, что администрация Джорджа Буша-старшего не хотела распада Советского Союза, было бы преувеличением, хотя она и заверяла тогдашнее советское руководство в поддержке. Исключение делалось для Прибалтики, которую в Вашингтоне никогда официально не признавали законной частью Советского Союза.

Но у американцев не зря существует поговорка: "Будь осторожен в своих желаниях - а вдруг сбудутся!" Свалившееся им на голову по окончании "холодной войны" в качестве своеобразного политического трофея советское "наследство" оказалось, видимо, не только приятным, но и обременительным. Не случайно среди американских дипломатов и журналистов получили распространение не вполне политкорректные шутки об "абсурдистанах" и прочих "станах". Так называют здесь в своем кругу восточные республики с их специфическими окончаниями.

Основы американской политики в отношении постсоветских республик закладывались при администрации Билла Клинтона. Объясняя мне ее суть, один из сотрудников Белого дома лет пять назад сказал: "Мы понимаем, что для вас эти страны всегда будут "ближними", но хотим, чтобы при этом они всегда оставались "зарубежьем". Ничего лучшего с тех пор в Вашингтоне, судя по всему, так и не придумали. Во всяком случае нынешние сотрудники госдепартамента не отрицают, что данный принцип остается в силе. При всех раскладах, "сталкивать лбами" Россию и ее ближайших соседей Вашингтону сейчас вроде бы незачем.

Правда, приверженцы "теории заговора" в нашей стране до сих пор полагают, что Америка только и думает, как бы помешать России собраться с силами после драматичных событий последнего десятилетия. Однако в Вашингтоне ныне исходят из того, что для США опаснее не сильная, а слабая Россия. Именно поэтому здесь все это время так пекутся о безопасности российских арсеналов оружия массового поражения, трудоустройстве ученых-оборонщиков и других острых проблемах.

К тому же теперь, когда сама Россия стала на путь интеграции с Западом, и особенно после чудовищных терактов 11 сентября, когда она одной из первых выразила солидарность с Америкой и на практике поддержала ее, надобность в давлении на Москву через ее ближайших соседей стала для Вашингтона менее очевидной. Более того, ныне американцы, по их собственным словам, все чаще ставят Россию в пример другим постсоветским государствам, "отстающим" по части политических и экономических реформ. Не случайно недавнее публично провозглашенное украинским руководством стремление к вступлению в НАТО было расценено в американской прессе как свидетельство того, что Киев боится "опоздать на поезд", увозящий Москву в западном направлении.

Между тем совсем еще недавно существовала, казалось, абсолютная уверенность в том, что уж кого-кого, а Украину на перроне не оставят. О разрушении российско-украинской унии западные стратеги мечтали не только в период "холодной войны", но и за десятки лет до ее начала. И никого не удивило, что США с энтузиазмом принялись помогать Украине в укреплении ее государственности. Администрация Клинтона в последний год пребывания у власти даже провозгласила поддержку Украины одним из приоритетов своей внешней политики.

И тем не менее отношения США с Киевом сегодня оставляют желать лучшего. Та же его заявка на вступление в НАТО была встречена в Вашингтоне достаточно прохладно. Отвечая мне на вопрос об этом в Санкт-Петербурге во время майского американо-российского саммита, госсекретарь США Колин Пауэлл сказал, что Украина "пока еще весьма далека от того, чтобы начать формальный процесс, ведущий к членству в альянсе".

Вот еще более показательный пример: глава украинского государства Леонид Кучма, который при прежней администрации США не раз бывал в Вашингтоне в качестве сопредседателя двусторонней межправительственной комиссии, теперь, судя по всему, не рассматривается Белым домом в качестве желанного гостя. Хотя в его пользу, насколько известно, лоббирует президент Польши Александр Квасьневский, в госдепартаменте мне сказали, что визит Кучмы в Вашингтон в настоящее время "не планируется". Прошлой осенью украинский лидер даже передавал в Белый дом послания с заверениями в приверженности своей страны демократическим процессам. Сделал он это через собственного экс-премьера Виктора Ющенко, которому США откровенно симпатизируют.

Нечем сейчас похвастаться Киеву и в торгово-экономических отношениях с Вашингтоном. Из-за интеллектуального "пиратства" Украины США ввели против нее ощутимые торговые санкции и предупредили, что дальнейшие нарушения могут негативно отразиться на перспективах вступления страны в ВТО. Еще большую тревогу у Вашингтона вызывают некоторые сделки по продаже украинского оружия. Доступ в США украинской стали (кстати, как и российской и казахстанской) ограничивается с помощью антидемпинговых расследований и других протекционистских мер. Осталась не выполненной программа сотрудничества Киева с МВФ, в котором США, как известно, играют "первую скрипку". Сокращаются и двусторонние программы экономической помощи США Украине - по словам специалистов, главным образом из-за "разочарования" американского конгресса темпами украинских реформ.

Разумеется, все это не означает, что США забыли о стратегическом значении Украины. Скорее наоборот: в них отражается надменная уверенность Вашингтона в том, что у Киева в любом случае нет сейчас альтернативы сближению с Западом. Украине просто напоминают, что интеграция в западные институты - это награда, которую еще надо заслужить.

Каким бывает подлинное недовольство со стороны США, можно воочию наблюдать на примере соседней Белоруссии. С президентом Александром Лукашенко и его правительством американская администрация разговаривает в тоне, по сути ничем не отличающемся от языка "холодной войны". Она сохраняет на минимально возможном уровне политические и дипломатические контакты с властями в Минске, практически не оказывает им двусторонней помощи и блокирует международные программы, в том числе по линии МВФ, ведет против "батьки" непрерывную информационно-пропагандистскую кампанию.

При всем том американские дипломаты утверждают, будто никаких "двойных стандартов" по отношению к Белоруссии не используют. Мнение о том, что их негативный подход обусловлен прежде всего ориентацией Минска на Россию, а не на Запад, они отвергают, как "ошибочное".

Формально Вашингтон действительно никогда не протестовал против планов создания Россией и Белоруссией союзного государства. В середине августа, после очередной встречи Путина и Лукашенко, представитель госдепа заявил, что в Вашингтоне "продолжают с интересом следить" за процессом российско-белорусской интеграции и "хотели бы надеяться на то, что любые договоренности между двумя странами будут заключаться таким образом, который отражает волю их граждан и не препятствует интеграции (РФ и Белоруссии) в более широкие европейские, а также глобальные институты".

Свою откровенную неприязнь к Лукашенко власти США объясняют тем, что он не допустил проведения в стране год назад "честных и свободных выборов", хотя и мог бы, по предварительным прогнозам, на них победить. Соответственно американцы отказываются признавать легитимность его президентских полномочий. Кроме того, на их взгляд, в Белоруссии в отличие от других стран, например, в Центральной Азии, продолжает ухудшаться ситуация с соблюдением гражданских прав и свобод. Минск, естественно, категорически отвергает подобные упреки.

Персонификация претензий США к Белоруссии и отчасти Украине характерна и для их отношений с другими постсоветскими государствами. Как признают в конфиденциальных беседах американские специалисты, за прошедшее десятилетие во всем этом регионе не появилось ни одного нового лидера, которого можно было бы считать стопроцентным демократом-реформатором. Более того, если поначалу США готовы были примерять эту тогу на президента Киргизии Аскара Акаева (он, в частности, первым в бывшем СССР согласился выполнять рекомендации МВФ, в результате чего Киргизия в 1998 году опять же первой была принята в ВТО), то за последний год его репутация существенно потускнела. Впрочем, он еще остается желанным гостем в США, готовится к очередному визиту в Вашингтон и встрече 23 сентября с Джорджем Бушем в Белом доме.

Естественно, маленькая и далекая Киргизия вместе со своими соседями оказалась в последнее время в центре внимания США исключительно из-за глобальной антитеррористической кампании, развернутой после 11 сентября. Судя по пояснениям, которые я получил в госдепартаменте, тому есть две причины, тактическая и стратегическая. Во-первых, США нужны базы для ведения боевых действий в Афганистане, во-вторых, они поняли, что в принципе не могут занять позицию стороннего наблюдателя по отношению к странам Центральной Азии.

Логика рассуждений Вашингтона проста. Талибы и "Аль-Каида" обосновались в Афганистане после того, как оттуда ушли обе сверхдержавы. После вывода советских войск США решили, что афганское общество само "вернется к традиционному укладу жизни", а им в этой стране больше делать нечего. Однако, в итоге там вырос монстр, которого они же сами в свое время помогли породить и с которым теперь отчаянно борются.

Сегодня Вашингтон исходит из того, что по той же причине обязаны помочь укреплению светских режимов в Центральной Азии. Ссылки на их недемократичность американцев особо не смущают: они говорят, что в Восточной Азии лет 25 назад ситуация была не лучше. Главное, на их взгляд, заключается в том, чтобы новые государства обрели опыт самостоятельного существования и включились в систему мировых торгово-экономических связей. Для этого нужны прежде всего инвестиции, и Вашингтон уверяет, что предпочел бы, чтобы деньги пришли от соседей и естественных торговых партнеров - России или Китая.

Сами они увеличили помощь региону примерно вдвое - до 442 миллионов долларов - утверждая, что значительная часть ее направляется на поддержку экономических и политических реформ. Кстати, для сомневающихся могу подтвердить, что американцы при всем своем прагматизме в большинстве действительно искренне верят в демократию, права человека, свободу печати и другие идеалы открытого гражданского общества. Смотреть сквозь пальцы на попрание другими этих идеалов власти США готовы лишь до определенного предела - хотя бы потому, что им не позволят этого пресса и общественное мнение в собственной стране.

Что касается военного присутствия в Центральной Азии, то США, как заверил меня один из ответственных сотрудников госдепартамента, хотят иметь туда гарантированный доступ и поддерживать со всеми странами устойчивые связи в области безопасности. Вместе с тем они не собираются обзаводиться там постоянными военными базами, даже если их станут об этом просить, поскольку содержание баз дорогое удовольствие.

Правда, "постоянный" - понятие растяжимое. Глава центрального командования США генерал Томми Фрэнкс, руководящий операцией в Афганистане и регулярно наведывающийся в регион, говорит, что США должны будут оставаться там "долгое, долгое время". Он, в частности, проводит параллель с Южной Кореей, где войска США стоят уже более полувека. На узбекской авиабазе "Ханабад" - главном опорном пункте США в регионе - взамен палаток уже строятся капитальные здания. Пресса напоминает, что туда, где обосновываются американские военные, вскоре начинает поставляться и американское оружие.

В настоящее время у Америки в рамках антитеррористической кампании имеется присутствие в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане и Туркменистане, а также в Грузии. С Ташкентом Вашингтон договорился в первую очередь - в силу установившихся доверительных отношений - и теперь в Ханабаде размещено около тысячи американских военнослужащих. База в киргизском аэропорту "Манас" не столько американская, сколько международная: там несут также службу французы, немцы, итальянцы, испанцы и представители других стран.

В Таджикистане и Туркменистане американцы, как утверждают в госдепартаменте, представлены аэродромными командами численностью всего с дюжину человек каждая. Они занимаются заправкой самолетов, покупают для этого топливо и решают другие технические проблемы. Наконец, в Грузии американские военные инструкторы работают по программе "обучи и оснасти", о которой, по мнению США, в России знают "больше чем где бы то ни было".

По словам специалистов, география объектов, на которых разместились американцы, определялась не столько геополитическими, сколько техническими соображениями, прежде всего способностью принимать и отправлять самолеты. Тот же "Манас", как они говорят, в свое время призван был служить запасной базой советской бомбардировочной авиации. В ходе нынешней кампании в Афганистане самолеты из "Манаса" занимались в основном патрулированием, а бомбардировочные рейды совершались из района Персидского залива или даже с территории самих США - самолетами "В-52".

На вопрос о том, не собираются ли американские военные временно обосноваться также в Азербайджане или Казахстане, высокопоставленный дипломат ответил мне отрицательно. Вообще, по его словам, масштабы американского присутствия в регионе будут сокращаться по мере ослабления угрозы, исходящей из Афганистана. "Дело не в наличии баз, - сказал он. - Дело в хороших отношениях, которыми можно воспользоваться, если у кого-то возникнет проблема".

При этом США не видят особой беды в том, если кто-то из новых друзей станет козырять этими "хорошими отношениями". Например, руководители того же Узбекистана в недавних интервью "Вашингтон пост" с гордостью говорили о "стратегическом партнерстве" с США, оформленном в ходе мартовского визита в Вашингтон президента Ислама Каримова. США с этим не спорят, но сами предпочитают обходиться "без ярлыков". "Для нас в отношениях важнее дела, а не названия", - сказал по этому поводу другой американский дипломат.

Если судить по делам, то у грузинского лидера Эдуарда Шеварднадзе имелись заслуги перед США еще до распада Советского Союза. Нет к нему и особых претензий по части склонности к авторитарному стилю правления. И все же на "настоящего героя" в глазах американцев он тоже не тянет. Возможно, дело в том, что Шеварднадзе, по их оценке, не справляется с управлением собственной страной: Тбилиси не контролирует ситуацию на значительных участках территории Грузии, да и национальная экономика остается в состоянии глубокого кризиса, хотя МВФ выделяет ей деньги даже в случае не полного выполнения согласованных программ - "в порядке исключения".

К тому же всерьез ссориться с Москвой из-за Грузии США тоже не хотят. Еще во время прошлогоднего визита Шеварднадзе в Вашингтон они, насколько мне известно, потребовали от него принятия конкретных мер для наведения порядка на границе с Чечней. Тогда же ему была обещана поддержка в укреплении обороноспособности страны, приведшая в конечном счете к появлению в Грузии американских военных инструкторов. США также заверили гостя, что не станут молчать в случае бомбежек грузинской территории российской авиацией, и недавно действительно выступили с заявлением на этот счет. Однако, представитель Белого дома тут же пояснил, что этот демарш не следует воспринимать, как свидетельство ухудшения отношений США с Россией.

До начала антитеррористической кампании интерес Вашингтона к Центральной Азии и Закавказью был связан прежде всего с энергоресурсами. Не случайно Казахстан, обладающий огромными запасами каспийской нефти, заключил с США не только стратегическое, но и энергетическое партнерство. На схожих основах строятся и отношения с Азербайджаном. США видят в них двоякую выгоду: повысить энергетическую стабильность в мире и при этом помочь странам региона укрепить собственную экономическую самостоятельность.

При этом известный принцип "множественности маршрутов" нефтепроводов из Каспийского бассейна, по словам американских специалистов, имеет прежде всего экономическое содержание. "Дело не в том, что нам не нравится Россия, - заявил мне один из экспертов. - Просто у нас в свое время Джон Рокфеллер придумал нефтяные монополии. И мы знаем, что если у Туркменистана будет окно на Запад, он сможет торговаться с Газпромом и получать хорошую цену. Если же у него такого окна нет, то он идет к Газпрому и получает полцены".

Разумеется, американцы лукавят. Политическая составляющая в их "сугубо рыночных" расчетах, бесспорно, присутствует. Тот же трубопровод Баку-Джейхан они упорно проталкивали (кстати, вопреки сомнениям консорциума частных компаний, которым придется за него платить) не только в экономических, но и в политических интересах: своих собственных, а также Азербайджана, Грузии и Турции. Другое дело, что Вашингтон любит рассчитываться влиянием вместо денег. А его партнерам, видимо, должна доставлять бескорыстное удовольствие дружба с самой богатой и могущественной державой мира.

Одним из тех немногих принципов, которые США выработали для себя в подходе к постсоветским государствам, было решение строить отношения с ними на индивидуальной, а не на групповой основе. Очевидно, поэтому они изначально "в упор не видели" Содружество независимых государств. Даже название это они не использовали, а употребляли свое - "новые независимые государства".

При администрации Клинтона в госдепе существовало отдельное подразделение, занимавшееся только ННГ и замыкавшееся на первого заместителя госсекретаря. Команда Буша его упразднила, и теперь все постсоветские страны организационно относятся к общему европейскому отделу. По словам официальных лиц, реорганизация была призвана оттенить заинтересованность США в интеграции данных государств в европейские и мировые структуры, а также "намекнуть" западноевропейцам, что центр континента ощутимо сдвинулся на Восток. Впрочем, даже по словам самих дипломатов, существенных изменений политика США на данном направлении не претерпела.

Американцы говорят, что для них главным критерием при оценке любой региональной структуры является ее эффективность. С этих позиций они намерены судить, в частности, и о Шанхайской организации сотрудничества. Но она существует сравнительно недолго, и в Вашингтоне к ней пока лишь присматриваются. Зато о ГУУАМ, объединяющем Грузию, Украину, Узбекистан, Азербайджан и Молдавию, уже сделан вывод: это "интересный механизм", способный содействовать развитию региональной экономики, транспортной инфраструктуры, сотрудничества в охране границ и тому подобных сферах. Таким образом, ГУУАМ - это чуть ли не единственное региональное объединение на постсоветском пространстве, вызывающее симпатии в Вашингтоне.

Судя по комментариям в американской прессе, журналисты видят перспективы ГУУАМ в несколько ином свете, чем правительственные чиновники. Поводом для скептических оценок стало, в частности, июньское объявление Ташкента о том, что он не видит смысла в сохранении членства в организации. На грани выхода из него, как говорят, находится и Кишинев.

Распад ГУУАМ однако удалось предотвратить. Узбекистан уточнил, что не прекращает, а лишь приостанавливает участие в объединении. По стечению обстоятельств это произошло в тот момент, когда в Вашингтоне находился с визитом узбекский министр обороны. Теперь в госдепартаменте говорят, что судьба ГУУАМ не была предметом переговоров с министром, но обсуждалась в Ташкенте и других столицах.

Закономерен вопрос: какая, в сущности, разница, как относятся США к СНГ, ШОС, ГУУАМ или иным организациям стран регионов, отделенных от Америки расстояниями в тысячи миль? Или, если на то пошло, почему именно США вместе с Россией и Францией курируют процесс урегулирования в Нагорном Карабахе? Американцы отвечают: потому, что их об этом просят, их мнением интересуются.

Конечно, в этом есть доля истины. С тех пор, как в мире осталась лишь одна сверхдержава, "все дороги ведут в Вашингтон". Но правда и то, что американцам их роль вершителя судеб доставляет явное удовольствие. И в тех редких случаях, когда от их услуг отказывались, - скажем, когда США были в прошлом году забаллотированы на выборах в комиссию ООН по правам человека, - Америка напоминала о своих прерогативах и добивалась восстановления статус-кво.

КТО ИМ БЛИЖЕ - СТАЛИН ИЛИ БУШ

Парадоксальность неожиданного превращения бывших советских восточных республик в союзников Вашингтона и возникающие при этом проблемы оживленно комментируются мировой прессой. Так, "Нью-Йорк таймс" отмечает, что американские руководители готовы качать экономическую и военную помощь в страны Центральной Азии, но в условиях бюрократических препон и изоляционизма трудно себе представить, как Всемирный банк будет распределять 1 миллион долларов, выделенный этому региону на ближайшие три года.

При узбекском президенте Исламе Каримове, правителе советской эпохи, который недавно продлил свой срок до 2007 года, пишет газета, его страна не проявляет особой склонности ни к демократии, ни к открытости рынка. Здесь активно практикуются политические репрессии, широко распространена коррупция, а экономическая политика по своим принципам в большей степени восходит к Сталину, нежели к Джорджу Бушу.

Без экономической реформы, способной улучшить перспективы местного населения, привлекательность радикальных исламистских движений для бедных людей, обойденных вниманием властей, может продолжать расти, отмечает газета. В настоящее же время экономика каждой из стран Центральной Азии меньше, чем она была до развала СCCР. Бедность велика, и средний доход на душу населения составляет в Ташкенте 610 долларов в год, а в соседних Таджикистане и Кыргызстане - в два с лишним раза ниже. Таджикистан, опустошившийся гражданской войной, по-прежнему страдает от организованной преступности, контрабанды героина и насилия. Немногие иностранные компании отваживаются вести дела в этой стране, где средний доход на душу населения составляет всего около 200 долларов в год.

Военное руководство в Москве, отмечает германская газета "Франкфуртер альгемайне", озабочено тем, что в Центральной Азии размещены тысячи солдат НАТО, а американские советники действуют на Кавказе. Военое присутствие США и их союзников на территории бывшего СССР простирается более чем на 3,5 тысячи километров - от граничащей с Китаем Киргизии до Грузии - на Черном море.

В Москве и государствах Центральной Азии задаются вопросом о том, какие цели американцы преследуют в регионе и как долго они намерены там находиться. Вашингтон заверил Москву в том, что присутствие его войск не будет длительным, однако точная продолжительность остается неопределенной.

В то же время Москва, пишет германская газета, озабочена и тем, в какой мере США намерены расширить свое присутствие на Кавказе. В прозападно настроенную Грузию направлено 150-200 американских военных советников. К тому же Турция проводит модернизацию военного аэродрома Марнеули, близ Тбилиси, где будут приземляться самолеты НАТО. В Москве не исключают, что оттуда США смогут наносить воздушные удары по Ираку.

Военная и экономическая помощь Запада, продолжает газета, открывает государствам Центральной Азии и Закавказья новые перспективы, однако зависимость от великого соседа - России останется. Казахстан, где русские составляют треть населения, транспортирует 95 процентов своей нефти через территорию России по нефтепроводу от Тенгизского месторождения в российский черноморский порт Новороссийск. В Таджикистане 60 процентов объема внешней торговли приходится на Россию. Грузия находится в зависимости от поставок российского газа и не в состоянии без России решить свои территориальные конфликты. Азербайджан недавно сдал России в аренду на десять лет радиолокационную станцию в Габале, которая была введена в строй в 1987 году.

"Средняя Азия и Кавказ не принимают демократию" - так озаглавила свою редакционную статью крупнейшая независимая газета Финляндии "Хельсинки саномат". По ее мнению, "наиболее мертвой демократия выглядит в Туркменистане, где существует безграничный культ президента Сапармурата Ниязова, и ему сложно найти аналог, может быть, только в Северной Корее". Еще 10 лет назад Киргизия была практически демократической, но в последние годы оба государства "свернули на путь таких же диктатур, как это было в Таджикистане и Узбекистане с самого начала", отмечает газета. В то же время финская газета отмечает, что внешним силам "нет никакого интереса вмешиваться во внутренние дела государств регионов".

№39 за 20-26.09.2002


Последнее от

Другие материалы в этой категории:

Проишествия

Редакция