Are You New User

Виктор Майлин. СЛУХИ О СМЕРТИ ЭКОНОМИКИ КАЗАХСТАНА ОКАЗАЛИСЬ СИЛЬНО ПРЕУВЕЛИЧЕННЫМИ?.. 13.07.2020

Экономический курс партии власти Казахстана «Nur Otan» в последние годы был наиболее критикуемым её противниками. Которые заявляли, что республика так и не слезла с «нефтяной иглы», а провозглашенная властями страны диверсификация экономики, которая являлась одним из основных постулатов партийной платформы «Nur Otan», потерпела полный крах. Однако пандемия коронавируса наглядно показала обратную картину – именно заработавшие в последние годы промышленные предприятия сейчас «вытягивают» и макроэкономическую картинку страны, и становятся надежным источником дохода рядовых казахстанцев.

Об этом сообщает Компромат вики

Надежность той или иной экономической системы, выстраиваемой государством, проверяется в наиболее кризисные моменты – в условиях «идеального шторма», каковым стала нынешняя пандемия коронавируса. Наслоившаяся на ряд глобальных проблем мировой экономики последних лет – протекционизм крупных игроков, не допускающих на те рынки, которые они считают «своими», выходцев из других государств, торговые войны между крупнейшими экономиками планеты (США и Китай, Евросоюз и Россия) и падение цен на энергоносители. Совокупность всех этих факторов способна была бы положить казахстанскую экономику на лопатки в считанные месяцы, продолжай мы оставаться «банановой республикой», как часто называют сырьевые экономики.

Между тем, страна достаточно спокойно (относительно других экономик) прошла период чрезвычайного положения, когда большинство субъектов малого и среднего бизнеса простаивало. И нынешний период локдауна (строгих ограничений) населением воспринимается без особого восторга, конечно, но и без катастрофических ноток. Прежде всего потому, что апокалипсис, рисуемый противниками экономической стратегии партии власти, так и не наступил в самый сложный пока период в марте – мае этого года. Экономический рост просел, но это падение в нынешних условиях оказалось гораздо меньшим, чем прогнозировалось (от 0,2% в марте до -1,7% по итогам мая). Самое же главное – даже в условиях пандемии у Казахстана нашлись экономические «движки», и сосредоточены они были отнюдь не в нефтедобыче.

Судите сами – в марте, когда ограничения, связанные с режимом ЧП ещё не в полной мере сказались на показателях отраслей, рост в добывающих отраслях составил 5% против роста на 8,8% в обрабатывающих отраслях. Если же раскладывать обрабатывающие отрасли на составляющие, то машиностроение дало наибольший прирост в 30,4%. А ведь именно инициативы «Nur Otan» и её лидера – Нурсултана Назарбаева по разворачиванию в стране автомобильных, тракторных заводов и мощностей по сборке вертолетов и кораблей в своё время подвергалось наибольшей критике противников партии власти. Которые советовали властям не изобретать колесо и искать новые, незанятые на мировом рынке ниши сбыта какой-то своей, особенной продукции – теперь же выясняется, что это самое «пятое колесо в мировой телеге», как назвал казахстанскую сборку автомобилей один «эксперт», способно вытягивать страну даже в самых экстремальных условиях.

Ситуация в макроэкономической картинке по итогам первых пяти месяцев года лишь подтвердила этот вывод: да, горнодобывающий сектор показал больший (5,2%) рост, чем обработка (4,9%), но здесь не стоит забывать, что в мае пошли вверх цены на нефть, которые в апреле были просто бросовыми. И никто не может поручиться, что завтра стоимость барреля снова не просядет до апрельских уровней ниже 28 долларов – в этом случае добыча нефти снизится не только в Казахстане, а во всем мире. Так что ставка на индустриализацию страны уже доказала свою безальтернативность, и не только в сопоставлении с добывающим сектором. Несколько лет назад, когда публично обсуждалось видение партии власти экономического будущего страны, многие эксперты предлагали сосредоточиться на построении сервисной экономики, которая специализировалась бы на транспортно-логистических услугах моста между Европой и Китаем.

В принципе, идея была неплоха, но полный отказ от индустриализации в пользу этой идеи привёл бы к серьёзным проблемам для Казахстана ещё до пандемии: торговые войны США и Китая резко сократили объёмы потенциальных грузопотоков, на которых могла бы зарабатывать страна. А теперь идея развития страны исключительно как транспортно-логистического хаба получила чувствительный удар от коронавируса: уже сейчас очевидно, что международные грузопотоки восстановятся в лучшем случае к следующему году, а такая сфера, как международное авиасоообщение в своём прежнем виде сможет существовать только после того, как в мире появится действенная вакцина от коронавируса и человечество сумеет если не победить, то хотя бы обуздать темпы распространения COVID-19. Примерно в том же положении сейчас находятся сторонники зарабатывания на въездном туризме по тем же самым причинам.

Никто не говорит, что на этих отраслях Казахстан не сможет зарабатывать в будущем и их не надо развивать: речь идёт о том, что в экстремальных условиях заменить старое доброе обрабатывающее производство в качестве основного инструмента заработка для страны они оказались неспособны. Соответственно, экономическая модель «Nur Otan», костяк которой составляет как раз развитие промышленности в стране, а все остальные отрасли наслаиваются на этот «скелет» как мышечная масса, оказалась верной здесь и сейчас. Более того, она позволяет экономическому блоку правительства смотреть в ближайшее будущее с определенным оптимизмом, которого сейчас, пожалуй, не хватает мировым экономическим институтам: на днях вице-министр национальной экономики Казахстана Мади Такиев заявил, что страна может завершить 2020 год с положительным экономическим ростом, хотя сейчас все официальные прогнозы указывают на уход экономики в минус.

Напомним, что в конце прошлого года правительство Казахстана прогнозировало рост ВВП в сране в 2020 году на уровне 4,1%, однако в апреле практически полная заморозка сектора услуг заставила кабинет министров пересмотреть свой прогноз в сторону уменьшения: с положительных 4,1% на отрицательный в размере -0,9%. На сегодняшний день этот прогноз сохраняется, однако Такиев считает, что он может быть скорректирован.

«На сегодняшний день эта цифра составляет –0,9%. По итогам полугодия мы ещё будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост», — сказал представитель МНЭ на брифинге в среду, 8 июля.

Он подчеркнул, что нынешний прогноз изначально был «консервативным», и в его основу легли «очень умеренные данные» в силу беспрецедентных изменений в мировой экономике, вызванных пандемией: Международный валютный фонд ещё в апреле прогнозировал спад мировой экономики в -3%, а к июню увеличил эту величину до -4,9%, Всемирный Банк ждёт падения мировой экономики на уровне -5,2%, хотя ещё в январе прогнозировал её положительный рост на 2,5%. По оценке экспертов международных институтов, сегодня наблюдается самое крупное сокращение мировой экономики за последние 100 лет, вызванное последствиями пандемии коронавируса, торговыми войнами, протекционизмом и значительным снижением цен на энергоресурсы. Тем не менее, убежден вице-министр национальной экономики, у Казахстана есть реальные возможности для улучшения ситуации внутри страны, и они связаны как раз со ставкой, сделанной в своё время на промпроизводство.

«Сейчас, по итогам пяти месяцев, сектор услуг у нас снизился на 6,2%, но производство товаров сохраняет динамику: прирост в производственном секторе составляет 4,8%. Что касается новых ограничительных мер, они введены на две недели и экономически отличаются от режима ЧП: сохраняются железнодорожные перевозки, авиасообщение, грузоперевозки, строительство, работают небольшие по площади продовольственные магазины. То есть у нас сегодня определенный объём услуг сохраняется», — отметил Такиев.

При этом, напомнил он, многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ и предполагают возможность «небольшого положительного роста» по итогам года. Эта оценка, конечно, идёт вразрез с прогнозами всех мировых финансовых институтов, которые прочат Казахстану глубокое падение. Тот же МВФ в своём июньском отчете ухудшил прогноз по экономике Казахстана в 2020 году, увеличив глубину её падения с -2,5% до -2,7%, также в сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП Казахстана в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне.

Всемирный Банк же считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году ещё большее падение (-3%).

Но, во-первых, прогнозы всех этих институтов по росту ВВП в Казахстане всегда были консервативны – и всегда оказывались много ниже реальных результатов, которые демонстрировала страна. А, во-вторых, уже в 2021 году все три эти института видят потенциал роста казахстанской экономики в пределах 2-3% — не исключено, что в основу прогнозов МВФ, ВБ и АБР заложен тот потенциал роста, который Такиев считает возможным задействовать уже в этом году. Благо возможности промышленного сектора страны уже позволили ей амортизировать коронавирусный удар в марте – мае – и теперь вполне могут стать пружиной для выхода на стабильный рост.



Источник: “http://dialog.kz/articles/ekonomika/2020-07-10/viktor-maylin-sluhi-o-smerti-ekonomiki-kazahstana-okazalis-silno”

Последнее от

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории:

Проишествия

Редакция