Are You New User

Б.Утемуратов (секретарь СовБеза Казахстана) 19.02.2019

Булат УТЕМУРАТОВ:
ЗАПРЕТНЫХ ТЕМ НЕ БУДЕТ!

Виктор Верк, пейджер 54-41-61,
абон. 11814

В прошлом номере газеты "Время" лидер партии патриотов Гани Касымов назвал Нацкомиссию по вопросам демократизации своей "последней надеждой", потому что "на сегодня это последнее прибежище оппонентов власти - оппозиции" (см. "Время", 18.11.2004 г.). С этим трудно не согласиться, ведь парламент (в прошлом составе которого еще можно было расслышать отдельные голоса критиков в общем хоре "одобрямса"), теперь в буквальном смысле оккупирован "Отаном" и примкнувшими к нему партиями власти меньшего калибра.

В стане оппозиции стали раздаваться голоса: мол, это будет псевдодемократический институт, главная цель которого - сорвать начавшиеся процессы консолидации оппозиции. А само название комиссии с легкой руки кого-то из журналистов было сокращено до "говорящей" аббревиатуры - НКВД.

Решив выяснить, действительно ли так страшен черт, как его малюют, наш обозреватель Виктор ВЕРК встретился с председателем Нацкомиссии Булатом УТЕМУРАТОВЫМ.

- Как вы собираетесь сочетать кураторство силовых структур в Совбезе и строительство демократии в Нацкомиссии? Ведь когда еще было сказано: "В одну телегу впрячь не можно вола и трепетную лань..."

- В данном случае я не вижу здесь никаких противоречий. Подобные сомнения могут возникать только у людей, не имеющих достаточного представления о консультативно-совещательных органах при президенте. В принципе, Национальная комиссия такой же орган, как и Совет безопасности. Однако каждый из них выполняет свои задачи и функции, которые в значительной мере взаимосвязаны между собой.

В сфере национальной безопасности действуют не только силовые структуры. Например, в плане обеспечения информационной безопасности мы работаем с Министерством культуры, информации и спорта. А путь к политической стабильности лежит через процессы демократизации и построения гражданского общества, способные составить основу общественной безопасности. Этими процессами сейчас и будет заниматься Национальная комиссия.

Положа руку на сердце могу признаться: я, так же как и все, обеспокоен дальнейшим развитием демократии в Казахстане. И это не ради красного словца. Скажу больше: после долгих разговоров на эту тему с президентом у меня сложилось твердое убеждение, что глава государства искренне, по-человечески обеспокоен сохранением политического согласия в обществе ради блага народа и процветания страны. Президент не раз говорил об этом публично. Если кто-то из чиновников своими действиями делает обратное, то мне непонятно, почему это сразу же идентифицируется с личной позицией президента. В любой системе бывают сбои.

Мы будем продолжать политические реформы, и никто не должен в этом сомневаться. Это наша общая задача, без решения которой прогресс невозможен. Но надо всегда помнить, что невозможно удержаться в лодке, да еще и плыть, если самим же ее раскачивать.

- В последние годы вы достаточно редко "проявлялись" в публичной политике. Теперь вам предстоит быть на виду, зачастую под огнем критики. Не страшно?

- Действительно, моя прежняя деятельность на посту помощника президента не позволяла публично высказывать свое видение происходящего. Уже более полутора лет я являюсь секретарем Совета безопасности, постоянно выступаю по тем или иным вопросам, участвую во многих заседаниях и совещаниях. Так что слухи о моей "непубличности" сильно преувеличены. Но это вполне понятно - все-таки Совет безопасности. А свое нынешнее назначение я считаю большим доверием. Сам глава государства тоже намерен принимать активное участие в работе Комиссии. Я абсолютно уверен, что на наших заседаниях можно достичь общественного консенсуса, что, конечно же, станет благом для всех казахстанцев. Ну а если будут критиковать меня, и по делу - улучшая нашу работу, то буду это воспринимать только с признательностью.

- Получается, члены Нацкомиссии будут определять степень демократии, необходимую, по их мнению, на сегодняшний день?

- Миссией Национальной комиссии является вовлечение в процессы демократических реформ всех политических сил общества. С учетом их мнений Комиссия как коллегиальный орган, представляющий основные политические силы, будет способна наиболее объективно оценивать степень достигнутой демократии в политической системе страны и вырабатывать меры по ее дальнейшему развитию. У каждого государства она имеет свои национальные черты, соответствует определенному историческому этапу. Это не догма, а процесс, который постоянно находится в развитии.

- Посол г-н Идрисов недавно был замечен на конференции оппозиционных лидеров в Лондоне. Вы на его месте пошли бы туда?

- Пошел бы. А что тут такого? Это лишь еще одно свидетельство готовности власти к диалогу. Всегда интересно послушать, что нового есть в арсенале оппозиции. Если это что-то рациональное - взять на вооружение. Если мы хотим видеть в Национальной комиссии инструмент диалога, то должны быть готовы слушать и слышать любую оппозицию. Нам надо научиться договариваться, работать вместе. Я, кстати, собираюсь между заседаниями Комиссии много ездить по регионам, встречаться с людьми. Мы намерены создавать постоянно действующие рабочие группы по разным направлениям, а не просто - встретились, пошумели и разбежались. Если бы нужна была только видимость работы, то нас бы не создавали на постоянной основе.

- Если я вас правильно понял, вы намерены активно общаться со всеми лидерами оппозиции?

- Я понимаю, куда и к кому вы клоните. К вашему сведению, я не только намерен, но и после назначения уже встретился и провел консультации с лидерами всех политических партий и с многими из тех, кому не-безразлично будущее Казахстана, его народа.

Другой вопрос: хочет ли этого сама оппозиция? Лидеры Народной партии ДВК, "Ак жола" должны выйти из круга установок, принятых до образования Комиссии. Все же, думаю, мы сможем нормально работать.

Я достаточно хорошо знаю оппозиционеров, надеюсь на их конструктивность. Мне доводилось работать и общаться с Оразом Жандосовым и Алтынбеком Сарсенбаевым. Это настоящие профессионалы, которые не один год были на руководящих постах в правительстве. Прекрасно знаком и с Алиханом Байменовым, и с Булатом Абиловым. У них у всех есть интересные предложения, которые можно обсудить на заседаниях Комиссии. Я уважительно отношусь к Серикболсыну Абдильдину, Асылбеку Кожахметову и Гани Касымову, не вижу противника и в Жармахане Туякбае...

- А, кстати, о Туякбае. Многие политики опасаются выразить свое мнение о нем и его заявлениях...

- Жармахана Айтбаевича я знаю давно. Кстати, у него на днях был день рождения - пользуясь случаем, поздравляю его. Это открытый и честный человек, профессионал. Знаю я и семью Туякбая. Очень добрые, симпатичные люди. И уж совсем не собираюсь отворачиваться от этого человека, если он высказал иную точку зрения. Это его личное право. Он такой принципиальный человек: если думает, то скажет, если скажет, то не отступит. Это достойно уважения. Хотя у нас с ним разное видение ситуации...

- Насколько мне известно, лидеры оппозиционных партий оговаривают возможность своего участия в Нацкомиссии рядом условий. Одни требуют немедленного освобождения Галымжана Жакиянова, другие - пересмотра итогов парламентских выборов, третьи - радикальных изменений в Конституцию...

- Да, есть такое. Тем не менее это не повод, чтобы не договориться. Во время встреч и консультаций с С. Абдильдиным и А. Кожахметовым вопрос об освобождении Г. Жакиянова ими был поставлен. Но вы понимаете, что я не смогу сделать его свободным человеком. Нацкомиссия не суд и не орган по помилованию. Скажу прямо: все эти вопросы выходят за пределы компетенции и полномочий Комиссии. Могу твердо обещать только одно: запретных тем для обсуждения не будет, однако решения по ним будут приниматься в установленном законодательством порядке.

Что касается изменений в Конституцию, то статус Национальной комиссии позволяет ей инициировать такие изменения. Со своей стороны нами изучены программные документы и предвыборные платформы всех политических партий и на этой основе предложены к рассмотрению на заседаниях Национальной комиссии, например, такие вопросы: разграничение полномочий между уровнями государственного управления и совершенствование межбюджетных отношений; наделение парламента возможностями большего влияния на формирование состава правительства; увеличение численности депутатов мажилиса по партийным спискам; совершенствование системы государственной службы и борьба с коррупцией; формирование системы местного самоуправления и выборность акимов разных уровней; дальнейшая либерализация в отношениях государства и СМИ и так далее. Официальные приглашения всем лидерам политических партий уже отправлены. Я надеюсь, что все должны отбросить амбиции и воспользоваться возможностями Национальной комиссии. Вы видите, что сейчас происходит в Украине? Нам такой раскол в обществе совершенно не нужен. Я рад, что это понимают лидеры всех партий.

- Какой может быть повестка дня первого заседания комиссии?

- В принципе, она уже определена в процессе консультаций с лидерами партий. Нам предстоит обменяться мнениями о наболевших политических вопросах и наметить темы, подлежащие рассмотрению на заседаниях Комиссии. Определились, что специально будет рассмотрен вопрос о децентрализации государственного управления.

- Но ведь НКВД - неконституционный орган.

- Почему? Только потому, что он не упомянут в Конституции?! Но там же установлено право президента создавать консультативно-совещательные органы. Так какая же проблема? Не может любой шаг в жизни быть предугадан и отражен в Конституции.

Хочу обратиться к словам Олжаса Сулейменова и Мурата Ауэзова, опубликовавших недавно свои интервью. Я очень уважаю мнение этих людей. Они говорят о том, что обязательно нужно всем сесть за стол переговоров. Власть, создав Комиссию, уже сделала шаг в этом направлении. Теперь слово за нашими оппонентами. От себя обещаю: я постараюсь сделать так, чтобы каждый голос - и "за", и "против" - был услышан.

- Вот вы предлагаете обсуждать децентрализацию власти, а оппозиция практически в один голос говорит: надо расширять полномочия парламента, возвращать ему контрольные функции, увеличивать представительство партий в депутатском корпусе. Получается, вы уже сейчас - еще не начав работать - слышите не каждый голос, а только тот, который хотите слышать?

- Мы готовы рассматривать и обсуждать любые вопросы, в том числе требующие изменений не только в законы, но и в Конституцию. Однако я не думаю, что ресурс нынешней Конституции уже выработан. Сейчас важно обсудить те вопросы, которые можно быстро решить. А Конституция не игрушка, не кубик Рубика, в котором можно в считанные секунды поворачивать разные грани...

Перечисленные вами вопросы уже входят в перечень приоритетных, о них я уже упоминал ранее. Очередность же рассмотрения будет определяться Комиссией.

- А вы не исключаете возможности, что НКВД будет распущена, если ее участники не смогут прийти к согласию?

- Нацкомиссия создана президентом и им же может быть распущена. Более того, это можно будет предугадать, если мы не сможем организовать диалог, а добиться согласия - это уже сверхзадача. Несогласные будут всегда. Для меня главное, чтобы этих "несогласных" позиций было как можно меньше. Согласитесь, что это не только от меня одного зависит, а и от конструктивности всех сторон.

К вашему сведению, я не привык заниматься несерьезными и несостоятельными проектами. Я совершенно точно знаю, что создание Национальной комиссии - это не сиюминутная или ситуативная реакция руководства страны на происходящие процессы. Напротив, это выверенная позиция, учитывающая как реалии сегодняшние, так и перспективные направления развития государства на многие годы вперед.

Моя задача - усадить представителей различных партий за стол переговоров, "запустить" конструктивный диалог между ними, сделав так, чтобы власть слушала и слышала этот диалог, брала на вооружение все самое ценное. И во имя успеха деятельности Комиссии я намерен пресекать попытки мешать нашей работе - как со стороны власти, так и со стороны оппозиции. Вот здесь мой опыт секретаря Совбеза пригодится (смеется).

Кстати, о браздах правления. Не хочу я "править", не надо опять намекать на мои силовые принципы работы. Здесь скорее надо быть лоцманом, а не капитаном. Вот какую позицию я себе отвожу.
25 НОЯБРЯ 2004 г. ( № 47)


Последнее от

Другие материалы в этой категории:

Проишествия

Редакция